Главные события в истории
Меню
Главная
Вторая мировая война
Древний мир
Средние века
Новая история
Новейшая история
Литература

Реклама
Процесс Мальмеди
Страница 2

На расстоянии в пять — десять минут за ними следовал авангард танковой группы под командованием командира 1-го отделения Печке. Из готовых к сражению танков издалека снова последовало обращение к американским солдатам, находившимся на пересечении дорог, и их обстрел как вражеской группы.

Американский лейтенант Лари, согласно его собственным показаниям, при первом столкновении с передовой танковой группой приказал своим солдатам обороняться и не сдаваться сразу. Очевидно, оставшиеся американцы, после того как танковая группа поехала дальше, объединились и после этого были снова подвергнуты обстрелу. Когда танковый авангард подошел поближе, они сдались ему. Согласно изложению американских свидетелей, после этого с немецкой стороны прозвучал выстрел из пистолета, что заставило американцев броситься на землю. После второго выстрела часть американцев вскочила и попыталась бежать. Когда по ним застрочил пулемет, все бросились на землю. Потом кто-то сказал: «Начинаем!» Это возымело почти единодушную реакцию. «Те, кто еще был в состоянии, вскочили, и мы попытались бежать», — говорит Лари. После этого еще один пулемет открыл огонь по убегающим. Четверо из них выступали свидетелями на этом процессе; им тогда, вместе с другими, удалось бежать.

Фотографии февраля 1945 года показывают 71 тело американцев в небольших группах, лежащих отдельно друг от друга. Численность колонны была примерно 200 человек.

Этот инцидент произошел за, самое большее, 12 минут. Уже сама быстрота происшествия, в напряженной атмосфере с обеих сторон, обуславливает сложность четкой реконструкции событий и при этом выявления возможных виновных.

Американцы не могли тогда прийти к единому решению: сопротивляться? Сдаться?

Соответствует ли рассказ о пистолетном выстреле истине, не было точно выяснено.

Кто из 71 американца погиб в боевых действиях, кто из них однозначно сдался, кто был убит противоречащими военному праву выстрелами, кто пал от пулеметного огня при побеге, это все уже невозможно выяснить.

Лишь несколько часов спустя осужденный Бриземейстер был обстрелян американцами на том же перекрестке.

Однако то, что вопрос вины и судьбы в деле Мальмеди невозможно решить, объясняется не боевой ситуацией и обусловленной ей ненадежностью показаний, — это объясняется методом ведения расследования.

В начале 1945 года взятые в плен во время боев на Арденнах представители 1-й танковой дивизии СС были допрошены в лагерях для военнопленных во Франции по поводу случая на перекрестке у Мальмеди. При этом дело доходило до угроз и побоев.

После капитуляции немецкого вермахта в лагерях для военнопленных в Германии и Австрии были найдены и собраны представители тех частей 1-й танковой дивизии СС, которые тогда проходили мимо этого перекрестка у Мальмеди. Протоколы допросов лета 1945 года не были представлены на главном процессе.

Вопросы также ставились в свете предположения о приказе к расстрелу пленных. Хотя уже при самих этих допросах были использованы недопустимые методы, результаты, однако, оказались неудовлетворительными. Осенью же 1945 года была сформирована особая комиссия по военным преступникам, которая, согласно специальному указанию майора Фантона, в период с ноября 1945 года по апрель 1946-го подвергла систематическим допросам примерно 1 100 представителей 1-й танковой дивизии СС.

Психологическое состояние во время этого следствия, как следователей, так и допрашиваемых, особенно четко видно на примере нижеследующего клятвенного заявления Пейпера, которое доктор Е. Леер, Мюнхен, в 1948 году представил в американскую военно-юридическую службу:

«Тема: Продиктованные мне «признания», которые были изложены прокуратуре во время Мальмедского процесса и опровергнуты мной во время дачи показаний в суде.

А. Первый допрос, касающийся дела Мальмеди.

Место: Фрейзинг, Центр дознания 3-й американской армии.

Время: август 1945 г.

Следователь: М-р Пол; в процессе о Маутхаузене был обвинителем под именем лейтенанта Гута.

«Мне были разъяснены следующие аспекты:

1. Сведения, полученные от меня, составили неожиданно благоприятную картину.

Как адъютант Гиммлера, я был единственным, кто сумел сохранить нравственную чистоту.

Моя репутация офицера танковых войск и честного солдата не подвергается сомнению.

Рапорт G-2 американского майора МакГоуна выставляет мое поведение во время наступления на Арденнах в особенно выигрышном свете.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Другое по теме

Период Тридцатилетней войны
Прощание солдата в 1600 г. Картина работы Теодора де Бри ...