Главные события в истории
Меню
Главная
Вторая мировая война
Древний мир
Средние века
Новая история
Новейшая история
Литература

Реклама
Битва при Пидне. 168 г.

В Риме и без всех подобных указаний давно поняли, что в данном случае медлить больше нельзя, что следует избрать человека, более способного к командованию, чем все, бывшие до того. Выбор этих малоспособных людей только указывал на то, в какой степени беззаботной и неосторожной становилась правящая аристократия, ослепленная своим могуществом. В комициях на 168 г. до н. э. был наконец избран настоящий человек, пригодный для дела — патрицианский консул Луций Эмилий Павел, сын павшего в битве при Каннах. Это был человек, выдающийся по своим достоинствам: опытный в ведении войны, сведущий в делах, добросовестный; один из тех немногих, которые с полным сознанием усвоили многостороннее и тонкое греческое образование и в то же время сумели сохранить в себе древнеримскую простоту и правдивость. О нем рассказывают, что прежде чем приняться за эту войну, он занялся серьезным изучением условий, среди которых ее предстояло вести. Не менее характерно и то, что Эмилий, прежде чем отправиться к войску, счел долгом обратиться к народу со строгой речью: серьезно порицал он и бесцельное резонерство, по-видимому, обычное в римском обществе того времени.

Спокойная уверенность знающего человека, которую он проявил тотчас по вступлении в лагерь, в несколько недель дала возможность подготовиться к выполнению его последней задачи. Тотчас все двинулось вперед: смелое движение части римских войск против линии отступления Персея вынудило последнего удалиться из Фессалии, и решительная битва, которую уже нельзя было откладывать, произошла в июне 168 г. до н. э. близ древнего города Пидна. Сохранилось упоминание о том, что Эмилий, принадлежащий к коллегии авгуров, накануне битвы приносил жертвы Геркулесу — родоначальнику македонских царей — и приказал приносить их до тех пор, пока при заклании 21-го жертвенного животного не добился благоприятных предзнаменований. Как и во всем, он и в отношении к богам действовал с древнеримской добросовестностью. Это, однако, нисколько не помешало тому, чтобы он позволил одному из своих военных трибунов, сведущему в астрономии, дать солдатам простое и естественное объяснение наступавшего лунного затмения. На следующий день после этого затмения, 22 июня 168 г. до н. э., легион и фаланга в последний раз померились силами, и римляне остались победителями в этой горячей, но непродолжительной схватке. И вот сам Персей покинул свое разбитое войско и отступил к северу во главе отряда своих конных телохранителей, но остановился лишь на несколько часов в своей столице Пелле и бежал дальше, за реку Аксий. Римский консул не замедлил двинуться за ним следом. Во время наступления на Амфиполь Эмилий получил от Персея письмо, отправленное с острова Самофракии, на котором он укрылся с частью своих сокровищ. На письме стояла надпись: «Царь Персей римскому императору Эмилию». Эмилий тотчас возвратил письмо посланному: в адресе письма оказалось лишнее слово. Некоторое время Персей еще пытался противиться могущественной судьбе, которая, видимо, решила положить конец македонскому царству. Но когда римский флот причалил к острову, когда последняя попытка ускользнуть от римлян не удалась, Персей примирился со своей участью: вместе со своим старшим сыном он сдался римскому начальнику флота Октавию, который приказал препроводить его в консульский лагерь. Он не мог сомневаться в том, что ему предстоял самый страшный позор, который только мог постигнуть одного из преемников Александра Великого — шествуя перед колесницей победителя, во время его триумфа, он должен был доставить забавное зрелище галдящей толпе народа в Риме. От этого не мог его избавить даже и сам консул Эмилий, хотя лично он и не способен был сочувствовать этому варварскому обычаю древнего Рима. Однако римский консул оказался довольно гуманным по понятию древних и приказал сказать царю, что от него самого вполне зависит избавить себя от этой печальной крайности. Но последний македонский царь не нашел в себе достаточно мужества, чтобы избрать смерть Демосфена или Ганнибала. Таким образом, он снизошел на одну ступень со своим союзником иллирийским царьком Гентием, который сдался римскому претору Аницию, проклиная то корыстолюбие, которое побудило его за ничтожную плату впутаться в эту войну и утратить свои владения.

Другое по теме

Экономическое положение женщины
Из всех великих религий Ислам сделал наибольшее для обеспечения экономической независимости женщины. Хорошо известно, что в Великобритании до 1882 года, когда Акт о Собственности Замужних Женщин был принят Парламентом, замужняя ...