Главные события в истории
Меню
Главная
Вторая мировая война
Древний мир
Средние века
Новая история
Новейшая история
Литература

Реклама
Проблема послевоенного устройства мира.
Страница 3

СТАЛИН.

.Только один вопрос: почему господин Черчилль отказывает русским в получении их доли германского флота?

ЧЕРЧИЛЛЬ.

Я не против. Но раз задаете мне вопрос, вот мой ответ: флот должен быть потоплен или разделен.

СТАЛИН.

Вы за потопление или за раздел?

ЧЕРЧИЛЛЬ.

Все средства войны - ужасные вещи.

СТАЛИН.

Флот нужно разделить. Если господин Черчилль предпочитает потопить флот, - он может потопить свою долю, я свою долю топить не намерен.

ЧЕРЧИЛЛЬ.

В настоящее время почти весь германский флот в наших руках.

СТАЛИН.

В том то и дело, в том то и дело. Поэтому и надо нам решить этот вопрос.

Советское правительство уже имело неприятный опыт с итальянскими трофейными судами, захваченными западными державами. Естественно, что оно сочло необходимым проявить такую настойчивость в отношении германского флота.

Дилемма атомной бомбы.

18 июля в 1 час 15 минут дня президент Трумэн прибыл на виллу Черчилля. Британский премьер пригласил его на ланч. Трумэн захватил с собой только что поступившую из Вашингтона телеграмму о результатах испытания атомной бомбы в Нью-Мексико. Ознакомив Черчилля с его содержанием, президент поднял вопрос о том, что и как следует сообщить поэтому поводу Сталину. Трумэн считал, что если ознакомить советских представителей с подробностями взрыва, то это лишь ускорит их вступление в войну против Японии, чего он вообще предпочел бы избежать. Оба западных лидера полагали, что поскольку больше нет нужды в советской помощи на Дальнем Востоке, то самое лучшее было бы вообще ничего русским не говорить. Но это в дальнейшем могло иметь отрицательные последствия. Вставал кардинальный вопрос: каким образом и что именно сказать Сталину.

Взвесив различные возможности, собеседники пришли к тому, что лучше всего рассказать о бомбе невзначай, как бы мимоходом, когда Сталин Будет отвлечен какими-то своими мыслями. Западных лидеров особенно тревожило то, как бы Япония не объявила о капитуляции по советским дипломатическим каналам прежде, чем американцы успеют "выиграть" войну. Черчилль рассказал Трумэну о пробных шагах японцев, о чем Сталин сообщил накануне британскому премьеру. Суть этих шагов сводилась к тому, что Япония не может принять безоговорочной капитуляции, но готова согласиться на другие условия. Черчилль предложил выложить требования о безоговорочной капитуляции каким-то иным способом, так, чтобы союзники получили в основном то, чего они добиваются, и в тоже время дали бы японцам какую-то возможность спасти свою военную честь. Трумэн, не задумываясь, отклонил это предложение. Он опасался, что в случае какой-то модификации требования о безоговорочной капитуляции Японии японцы сдадутся через посредничество Москвы и тогда победа может выскользнуть из американских рук. Как видно из мемуаров Черчилля, весь этот разговор произвел на него неприятное впечатление. Он почувствовал решительность и агрессивность нового президента, который в условиях возросшей силы Соединенных Штатов хотел вести дела так, как будто наступил "американский век". Черчилль предложил использовать совместно средства обороны, которые разбросаны по всему миру. Великобритания сейчас меньшая держава, чем Соединенные Штаты, продолжал премьер-министр, но она может дать многое из того, что у нее еще осталось от великих дней империи. Трумэн насторожился: ему показалось, что Черчилль слишком уж быстро идет на договоренность. Трумэн рассчитывал, что США будет играть главную роль в Объединенных Нациях и во всем мире. И помочь ему в достижении этой цели должна была американская монополия на атомную бомбу. Трумэну не терпелось дать понять советской стороне, что за козырь зажат у него в кулаке. Выждав несколько дней, он 24 июля сразу по окончании пленарного заседания, осуществил намеченный ранее план. Он ограничился замечанием самого общего характера. Трумэн подошел к Сталину и сообщил ему, что Соединенные Штаты создали новое оружие необыкновенной разрушительной силы. Премьер Черчилль и государственный секретарь Бирнс находились в нескольких шагах и пристально наблюдали за реакцией Сталина. Он сохранил поразительное спокойствие. Трумэн, Черчилль и Бирнс пришли к заключению, что Сталин не понял значения только что услышанного. В действительности же Сталин не подал виду, что понял. Маршал Г. К.Жуков, также находившийся в Потсдаме, вспоминает: "Вернувшись с заседания, И. В. Сталин в моем присутствии рассказал Молотову о состоявшемся разговоре с Трумэном.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Другое по теме

РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ
Могила императорского раба. Реконструкция XIX. ...