Главные события в истории
Меню
Главная
Вторая мировая война
Древний мир
Средние века
Новая история
Новейшая история
Литература

Реклама
Война

Гугеноты могли догадаться о том, что их ожидает. Они подняли оружие. Их вожди и проповедники не сомневались в дозволенности такого восстания. Дело шло об освобождении короля из рук вражеской партии, удерживавшей его в плену. Вокруг главы протестантской партии, принца крови Конде, собрались все дворяне-гугеноты и их клиенты. К ним присоединились и некоторые города. Английская королева Елизавета, у которой были свои причины опасаться Гизов, помогла партии деньгами, а старый ландграф Гессенский Филипп прислал им около двух тысяч своих рейтаров и стрелков. С другой стороны, партия Гизов привлекала к себе испанцев, швейцарцев и немецких наемников.

Настало время первой французской междоусобной войне, – первой из восьми, которые можно насчитать вообще, – и в пламени ее, разжигаемом борющимися партиями и их иностранными пособниками, королевская власть становилась бессильной. В первой битве при Дре, на Эре, гугеноты потерпели поражение, а сам Конде попал в плен. Но та же участь постигла и его противника, коннетабля Монморанси. Адмирал Колиньи, главный вождь гугенотов, проявил свои боевые способности, успев сохранить порядок среди своих войск после проигранного сражения и поддержать их мужество.

Борьба продолжалась и осада такого важного пункта, как Орлеан, предпринятая Гизом, могла быть для гугенотов гораздо гибельнее полупоражения, понесенного ими при Дре. Но тут произошло одно из тех злодейств, которыми было так богато это время: герцог Гиз был предательски убит одним фанатиком-гугенотом, неким Польтро де Мерей. Этот молодой человек говорил с проповедниками своей партии и с самим адмиралом Колиньи об особой миссии Божией, возложенной на него – не трудно было догадаться, на что он намекает. Они серьезно предостерегали его, говоря, что он рискует спасением своей души. Но далее этого они не пошли, не приняли мер к предотвращению убийства, не предупредили своего врага, и немецкий историк справедливо замечает, что возбужденное религиозное чувство той эпохи низводило людей до нравственной бездны. Они дерзновенно решались даже предрешать суд Божий.

Другое по теме

ИТАЛИЯ И ЗАПАД
Развалины храма Весты в Тиволе. Гравюра с фотографии XIX в. ...