Главные события в истории
Меню
Главная
Вторая мировая война
Древний мир
Средние века
Новая история
Новейшая история
Литература

Реклама
Папа и норманны. Роберт Гискар

Судьба Роберта Гискара может служить наглядным примером легкости, с которой возвышались в то время люди. Начав свое поприще с обыкновенного воровства — он угонял с полей по ночам чужой скот, он вырос до грабежа на больших дорогах, а потом стал вождем рыцарско-разбойничьей шайки наемников, которые, укрепясь на какой-нибудь удобной возвышенности, совершали набеги на окрестности, собирая с нее дань. Наконец, наведя страх на более обширные местности, он стал величать себя герцогом Апулии и Калабрии. Двух таких людей папа принял на свою службу, причем они принесли ему ленную присягу, вследствие чего добавили к своим титулам «милостью Божьей и святого Петра». Этот договор был выгоден для обеих сторон, подобно союзу Пипина с папой Захарией. Норманны получили права итальянских уроженцев, а партия Гильдебранда приобрела в них верный оплот против всех, кто стал бы угрожать самостоятельности папского престола или хотя бы противодействовать проявлениям этой самостоятельности. Относительно Апулии, Калабрии и всех земель, которые могли еще быть отняты у неверных, папа и партия, орудием и вождем которой он был, считали, что они властны там распоряжаться, сознавая, что им все позволено. Они обладали ключом, отворявшим любую дверь или способным давать право ее отворять. Этим ключом было «благо церкви».

Епископ в облачении для мессы.

Епископ в облачении для мессы.

По изображению на миниатюрах XII в. Музей Клюни.

Священник в облачении для мессы.

Священник в облачении для мессы.

По миниатюрам XI в. В руках священник держит Евангелие.

«Государственное благо должно быть высшим законом», — гласило известное правило римского права. Однако и этот мирской закон государства должен был уступать высшему — благу церкви. Суть этого блага в каждом отдельном случае высокие духовные лица и единственно компетентные толкователи текстов предоставляли право решать только себе.