Главные события в истории
Меню
Главная
Вторая мировая война
Древний мир
Средние века
Новая история
Новейшая история
Литература

Реклама
Коринфская война

Тимократ из Родоса отправился с этими «стрелками» в Фивы, Коринф, Аргос, где и без того довольно было поводов для недовольства Спартой. Оказалось, что и на Афины можно было рассчитывать. Прежде всего разразилась война между Спартой и Фивами. Перед вратами беотийского городка Галиарта пал Лисандр (395 г. до н. э.), и останки этого знаменитого воина и вождя аристократической партии пришлось выкупать у победителей при посредстве позорного для спартанцев договора. Эта удача Беотии послужила для других больших городов вместе с примкнувшими к ним меньшими городами сигналом к восстанию. Коринф принял на себя руководство этим движением, и там собралось войско новой коалиции, которое быстро направилось к Спарте для того, чтобы, по выражению одного коринфского оратора, «сжечь шершня в самом гнезде его». Спартанцы оказались достаточно сильными для того, чтобы одержать над союзными войсками победу при Немее (июнь 394 г. до н. э.). Победа вывела спартанцев из затруднительного положения; однако к Агесилаю уже было отправлено предписание — немедленно возвратиться из Азии в отечество, которому угрожала неминуемая опасность. Агесилай повиновался. Быстро перейдя с войском через Фракию, Македонию и Фессалию, он достиг Беотии. Он сознавал, что ему надо будет мечом проложить себе дорогу в Пелопоннес сквозь ряды стройного союзного войска. И вдруг он узнал, что его зять Писандр с 120 триерами при о. Книде вступил в битву с персидским флотом, которым командовал афинский выходец Конон, потерпел поражение и сам пал в битве (август 394 г. до н. э.). Он скрыл дурную весть от своего войска и двинулся вперед. При Коронее, на большой дороге, пролегающей через Беотию, он вынужден был принять неизбежную битву. Произошла ожесточенная сеча между фиванскими и спартанскими гоплитами, которые, по описанию Ксенофонта, «сходились, сшибались щитами, рубились, убивали и падали мертвые», и окончилась победой, которая открыла Агесилаю путь к Истму.

Шесть лет тянулась эта война, при переменном счастье и всяких случайностях, и получила название Коринфской потому, что Коринф был главным центром всех военных действий. Озлобленные противники при довольно равных силах не могли прийти к примирению, и потому случилось нечто совсем невероятное: мир был предписан обеим сторонам персидским царем (387 г. до н. э.). Анталкиду, ловкому посреднику, отправленному спартанцами в Сузы, вновь удалось переманить персидский двор на сторону Спарты. Расположение Персии было куплено формальным отречением Спарты от всякого общения с греческими городами в Азии. С другой стороны, все большие и малые города в Элладе были объявлены вполне автономными — следовательно, этим самым были уничтожены все союзы. Этим путем Спарте, как городу, владевшему двумя большими землями — Лаконией и Мессенией — была обеспечена гегемония. Внешняя форма этого мирного трактата была в высшей степени унизительна для эллинской национальной гордости. «Царь Артаксеркс за благо рассудил», — так начинался этот документ и заканчивался угрозой войны против всех тех, кто вздумал бы не принять этого мира. Афиняне, которым за несколько лет перед тем (393 г. до н. э.) удалось на персидские деньги восстановить стены своего города, подчинились условиям этого мира, тем более, что по трактату они получали кое-какие новые приобретения: острова Лемнос, Имброс, Скирос. Согласились на мир и фиванцы, после того как Агесилай пригрозил им, что будет действовать по отношению к ним на основании заключительной статьи договора. Этот Анталкидов мир, рассчитанный на прирожденное стремление греческого народа к разъединению, еще раз подкрепил гегемонию Спарты. Ближайшим последствием этого трактата было почти повсеместное возвышение олигархической партии. Между двух строев спартанских воинов предводители демократической партии направились из аркадского города Мантинеи в изгнание, а само население города, после срытия стен, было распределено по нескольким деревням. Самой дурной стороной этого трактата, подписанного персидским царем, было то, что его редакция была изложена спартанцами, которые ради своих выгод допустили позорное вмешательство варваров во внутренние дела Греции.

Другое по теме

Германия и Франция после 1866 г. Североамериканская междоусобная война и Мексиканское царство. Непогрешимость папы. Италия, Германия и Франция с 1866 по 1870 г
Благодаря войне и ее неожиданным результатам, Германии представилась возможность осуществить, и сравнительно довольно легко, устройство нового союзного государства. Следующим следствием войны было устранение конституционного п ...